Одна из самых невротических ситуаций в отношениях родителей и детей, это, на мой взгляд, такое ..." /> Павел Евлахов

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ БРАК С СОБСТВЕННЫМ РЕБЁНКОМ

Одна из самых невротических ситуаций в отношениях родителей и детей, это, на мой взгляд, такое явление как психологический брак между родителем и ребёнком.

Что такое психологический брак между родителем и ребёнком? Здесь речь не идёт ни о каких сексуальных отношениях (мы не рассматриваем тут ситуацию инцеста) и даже мысли такие практически никогда не допускаются ни с одной стороны (теорию психоанализа Фрейда мы тут брать не будем, чтобы не превращать заметку в книгу), однако отношение между родителем и ребёнком выстраиваются таким образом, что они в большей или меньшей степени фактически являются отношениями супругов, а не родителя со своим ребёнком.

В психологическом браке с одной стороны есть родитель, который бессознательно с огромным удовольствием скатывается в инфантильное состояние — сам начинает исполнять роль маленького ребёнка, который требует опеки или внимания (играет в «маленькую девочку» или «маленького мальчика»), с другой стороны, есть подросток, с которым общаются так, словно он гораздо старше, чем он есть на самом деле. 

Требования родителя, «заключившего» (а фактически — навязавшего) психологический брак своему ребёнку, о «понимании» и «заботе» со стороны ребёнка по отношении к родителю, не только завышены, но и явно выходят за пределы способностей ребёнка. Но ребёнок всегда подстраивается (а можно подумать, у него есть варианты?), поскольку хочет получать родительскую любовь, а родитель своим поведением показывает ребёнку, что готов давать свою любовь ребёнку только вот на таких условиях — что ребёнок играет роль психологической жены или психологического мужа. Путём вот такой простенькой неосознанной манипуляции (впрочем, то, что родитель хочет максимума контроля, самим родителем всегда осознаётся) и возникает «психологический брак».

Обычно такой психологический брак возникает тогда, когда ребёнок достигает подросткового возраста. Продолжаться такой психологический брак может всю жизнь, до самой смерти одного из его участников. Ребёнок затем становится взрослым, но разорвать узы психологического брака он уже почти не в силах, поскольку за многие годы общения с родителем их психологическая связь настолько окрепла, психологические игры настолько отточены, а ролевые паттерны так отработаны, что всё идёт уже совершенно автоматически и помимо воли ребёнка. 

Причина возникновения психологического брака «родитель — ребёнок» состоит в том, что родитель, в силу каких-то психологических травм уже своего собственного детства, вырос довольно инфантильным, неуверенным в себе человеком, чувствующим себя ненадёжно, и при этом бессознательно находится в негативе к людям вообще (сказываются старые непроработанные детские обиды), хотя в последнем он никогда себе не признаётся. 

В силу перечисленного, такой родитель стремится строить отношения только на условиях, что он полностью контролирует своего партнёра. Работает не осознаваемая модель «если я тебя полностью контролирую, значит ты меня не обидишь». Такой человек всегда стремится подавлять своего партнёра по браку путём особых осознанных и неосознанных манипуляций (неосознанные манипуляции — это «психологические игры», которые описывает транзакционный анализ).

 

Всё это ведёт к тому, что родитель не способен выстроить свои личные удовлетворительные сексуально-семейные отношения с кем-либо, поскольку манипуляции и психологические игры в большинстве случаев приводят к распаду отношений со взрослым партнёром, а вот своего собственного ребёнка позволяют держать под контролем неограниченно долго (как уже было сказано — иногда всю жизнь), что и приводит к бессознательному психологическому браку с ребёнком.

Как психологу, мне неоднократно приходилось наблюдать даже такие дичайшие ситуации, когда 30 или даже 40-летний ребёнок жил с родителем в одной квартире, отдавал родителю всю зарплату и спрашивал у родителя разрешения на встречи с друзьями, отказываясь от этих встреч, если родитель не давал разрешения. При этом, ни о какой умственной отсталости, что родителя, что ребёнка говорить не приходилось: ребёнок имел хорошее образование, был очень успешен в профессиональном плане, зарабатывал в несколько раз выше среднего на работе, которая требовала серьёзных интеллектуальных навыков. Однако, проявляя все необходимые качества взрослого человека в работе и профессиональной деятельности, такой ребёнок мгновенно словно превращался в безвольного «зомби» со своим родителем-манипулятором — подчиняемость его родителю был почти абсолютной, но всё это управление было построено полностью на манипуляциях и психологических играх.

Впрочем, гораздо чаще психологический брак родителя и ребёнка бывает в несколько более «мягком» варианте. Однако во всех без исключения случаях, «психологический брак» родителя и ребёнка приводит к тому, что если ребёнок создаёт свою семью, то она у него распадается: родитель неосознанно сделает всё, чтобы разрушить отношения своего ребёнка с «конкурентом» или «конкуренткой» по браку. Бессознательно родитель ощущает, что если у ребёнка выстраиваются с кем-то личные семейные отношения, то это приводит к тому, что родитель начинает получать меньше внимания (своего рода «любовный треугольник», когда «законный» супруг начинает получать меньше внимания, при появлении у «второй половинки» любовника или любовницы). Такой родитель, ради сохранения своего «психологического брака» с ребёнком, будет манипулятивным образом вмешиваться в семейные отношения ребёнка до тех пор, пока они не развалятся. 

Вину за распад у своего сына или своей дочери семейных отношений, такой родитель, разваливший эти отношения ради своего «психологического брака» со своим сыном или дочерью, либо возлагает на «плохого» партнёра по браку своего сына или своей дочери (в большинстве случаев ), либо даже на своего сына или дочь, но никогда на себя (хотя подлинным виновником распада семьи у своего ребёнка является именно родитель, не лезь который в эти семейные отношения, скорее всего они бы и не распались).

Психологический брак чаще всего возникает по линии «мама — сын». Признаками такого психологического брака являются заявления сына типа «мама — это главный человек в моей жизни», или «мама всю свою жизнь отдала мне», или «мама — самый лучший человек в моей жизни». Причём он никогда не осознаёт, что эти формулы ему как раз мама старательно и внушила (обычно косвенным образом, на примере сказок, книг, фильмов или других отношений), поскольку именно эти формулы являются главной кнопкой, позволяющей иметь контроль и управление над ним. 

Самые тяжёлые варианты, это когда мать фактически своим воспитанием бессознательно делает из сына наркомана или алкоголика, достигая тем самым железной гарантии того, что сын не будет ни с кем ни в каком браке и тем самым достанется полностью ей — маме, он будет «психологическим мужем» только для неё. 

Однако, возможны любые комбинации психологического брака. Например, довольно распространённым является психологический брак «мама — дочь». И тогда мы наблюдаем как, одинокая взрослая женщина живёт со своей одинокой взрослой дочерью. В таком союзе дочь нередко рождает ребёнка вне брака или же заключает брак с мужчиной, рождает ребёнка, а затем (во многом благодаря усилиям мамы) разводится и затем живёт с мамой и дочкой (или сыном). Фактически это полный аналог семьи: двое «супругов» и ребёнок, где роль второго супруга выполняет мама.

Встречаются, хотя и реже, также комбинации психологического брака «отец — сын» или «отец — дочь». В случае «психологического брака отец — сын» (самая уникальная из всех комбинаций) двое этих мужчин живут вместе и ведут совместное домашнее хозяйство объединённые внушённой отцом сыну идеей, что «все женщины — предатели». В случае «психологического брака отец — дочь», встречается либо вариант «папа — алкоголик, который без дочери точно пропадёт», так что дочь занята заботой о нём — фактически живёт с ним в психологическом браке, что не оставляет у неё времени на создание своих личных отношений, либо вариант «единственный настоящий мужчина в этом мире — это папа» и тогда возникает ситуация аналогичная описанной выше «психологический брак мать — дочь»: дочь была замужем, но развелась, или вступала в отношения, но прекратила их, поскольку «ни один мужчина не дотягивает до папы», причём от этих отношений или брака у неё остался ребёнок, и в итоге возникает аналог обычной семьи: двое «супругов» и ребёнок, где роль второго супруга играет отец. Тот факт, что сам «идеальный мужчина — папа» ведёт себя сам, вовсе не как мужчина, а как обделённый любовью ребёнок, и при этом как законченный манипулятор, в сознание дочери никогда не допускается.

Идеальный способ прекращения такого психологического брака — это если родитель сам осознает, что он творит и отпустит наконец своего ребёнка на свободу из клетки своих манипуляций — начнёт выстраивать свои отношения с ребёнком именно как родитель, а не как «друг» (читай - «партнёр по психологическому браку»), а сам постарается выстроить «брачно-семейные» отношения с кем-то из других взрослых. Однако такой вариант встречается крайне редко, поскольку чем дольше человек сидит в своих «психологических играх», тем сложнее ему их осознать и из них выйти.

Другой вариант прекращения такого психологического брака — это если сам ребёнок заметит, что «что-то не так» и постарается вырваться из манипуляций своего родителя. Это встречается чаще. Обычно тут очень эффективно способны помочь психологи или психотерапевты, которые подобные «психологические браки» распознают моментально и знают как тут помочь.

Почему «психологический брак» ребёнка с родителем деструктивен? Потому, что человек имеет полное право делать со своей жизнью всё, что угодно, например, имеет полное право быть несчастным и одиноким, но совершенно не имеет права лишать возможности на построение счастливых семейных отношений своего ребёнка.